Ни старых, ни малых не щадил геноцид

За два с половиной года, прошедших между переписью и немецким вторжением в нашу страну, еврейское население увеличилось вследствие притока беженцев из оккупированной фашистами Польши. К февралю 1940 года в Могилёвской области осело 3 570 беженцев-евреев.

В госархиве Могилёвской области имеются на хранении списки, анкеты, листки учёта беженцев из Польши за 1939-1940 годы.

Перед Великой Отечественной войной население Могилёва и Могилёвского района составило 187 162 человека, из них 20 535 были евреями. Большинство евреев, не призванных в армию и не сумевших выехать в тыл, было уничтожено в 1941-1942 годы. Спастись удалось немногим.

Героическая оборона Могилёва закончилась 26 июля 1941 года. С первых дней оккупации города немецко-фашистские захватчики, подобрав себе сообщников из местных предателей, занялись истреблением советских граждан разного пола, возраста и национальности.

Первым делом в Могилёве было создано городское управление, которое приняло на себя руководство городом и Могилёвским районом. По распоряжению горуправы всё население города от 15 лет и старше подлежало регистрации. Каждый явившийся в горуправу должен был внести в кассу единовременный сбор в размере 1 немецкой марки или 10 советских рублей. Лицам, уклонившимся от регистрации или давшим неверные сведения, грозили суровые взыскания вплоть до принудительного выселения из города.

В конце августа 1941 года городской голова Фелицин докладывал коменданту Могилёва о результатах переписи населения. Русские составляли 45 200 человек, из них взрослых — 29 123, детей до 15 лет — 16 077; еврейское население — 6 437 человек, из них взрослых — 4 347, детей — 2 090.

Особо жестокий террор был установлен фашистами в отношении еврейского населения. Уже в первый день оккупации 26 июля 1941 года в городе были вывешены объявления, запрещающие евреям показываться на улице после 17 часов. Все евреи обязаны были нашить на одежду на левое плечо и спину жёлтые шестиконечные звёзды Сиона. Появление в городе без этих отличительных знаков каралось смертью.

Приём евреев в поликлиниках и амбулаториях города, а также пользование молочной кухней было запрещено. За покупку и продажу евреям, как на базарах, так и в других местах продуктов в обмен на промышленные товары виновные подвергались штрафу до 100 рублей или аресту до одного месяца.

Расторжение брака между супругами было запрещено, но если один из них был евреем, то брак подлежал немедленному расторжению.

По распоряжению коменданта города от 13 августа 1941 года было создано еврейское местожительство (гетто), в котором должны жить исключительно евреи: «Все лица еврейской национальности обоего пола обязаны в течение 24 часов с момента издания приказа покинуть пределы города и переселиться в полосу ГЭТТО. Лица, не выполнившие распоряжение в указанный срок, будут выселены полицией насильно, а имущество этих лиц будет конфисковано».

Вначале гетто было создано на улице Большой Гражданской в Подниколье. Но там не хватало места и его переселили на набережную реки Дубравенка в районе Быховского рынка и улицы Виленской. После окончательного переселения территория была огорожена колючей проволокой, а у ворот прикреплена запретная надпись: «Еврейское местожительство. Вход не еврейским жителям запрещён!» Вход и выход из гетто разрешался только через ворота на улице Виленской. Отсюда, с этой улицы, все евреи ушли на смерть.

Разрешалось выходить за пределы гетто только евреям, направляемым на принудительные работы. В назначенный срок они должны были возвращаться обратно в гетто. Появление за чертой границы гетто запрещалось. Посещать гетто могли только евреи, служебные лица немецких частей и горуправы.

Первый массовый расстрел 2 273 евреев состоялся 2 и 3 октября 1941 года при участии личного состава штаба высшего начальника СС и полиции «Центр-Россия», «айнзатцкоммандо-8», 316-го и 322-го полицейских батальонов, 51-го украинского охранного батальона. Хотя, это были не все евреи, а лишь третья их часть из оставшихся в городе, но с этих дней начались беспрерывные кровавые расправы.

19 октября во время второй акции было уничтожено 3 726 евреев. После этого осталось около тысячи евреев рабочих-специалистов. В 1942 году были уничтожены и они.

Методы истребления применялись разные: расстрел, сожжение и закапывание людей живьём, удушение газами специальной автомашины — «душегубки». За период оккупации Могилёва и его окрестностей было уничтожено около 10 тысяч евреев. Их истребление происходило в противотанковых рвах в окрестностях деревень Полыковичи, Новопашково, Казимировка, Княжицы, Залубнище.

Как правило, перед каждым расстрелом жандармы и полицаи снимали с обречённых одежду и обувь и здесь же делили между собой. Всё это делалось на глазах расстреливаемых и населения окрестных деревень, так как уничтожение проводилось в дневное время. Непосредственными организаторами и руководителями массовых расстрелов евреев были старший советник 7-го отдела комендатуры Вальтер, шеф гестапо майор Братриш, шеф русского СД Андрей Лазаренко и начальник полиции Андрей Семёнов.

Массовые уничтожения евреев происходили и во всех районах Могилёвской области. В сентябре 1941 года по распоряжению коменданта орсткомендатуры г. Быхова обер-лейтенанта Мартуса было собрано в замок 4 679 человек партийно-советского актива и граждан еврейской национальности. После семидневного пребывания без хлеба и воды их вывезли на автомашинах за Днепр и в противотанковом рву расстреляли. Причём детей до 10-12 лет не расстреливали, а переламывали им позвоночники, живыми бросали в ров и зарывали.

В Горецком районе массовое убийство евреев фашисты проводили в д. Напрасновка. Только 22 марта 1942 года было расстреляно 250 человек. Перед смертью их жестоко избивали, требуя откупа золота. Детей бросали в яму живыми, а наверх бросали расстрелянных взрослых.

30 сентября 1941 года в м. Дрибин прибыл карательный отряд, который согнал около 400 евреев в несколько домов, а через неделю всех их погнали в лес южнее Дрибина и расстреляли.

В марте 1942 года в овраге восточнее д. Рясно Дрибинского района карательным отрядом было уничтожено 600 человек.

3 сентября 1942 года под видом эвакуации в Палестину всему еврейскому населению Костюкович было приказано собраться в дорогу. Мужчины, женщины и дети были вывезены за город и в районе железнодорожной станции Коммунары все 382 человека расстреляны.
На западной окраине Мстиславля в овраге между Замковой и Троицкой горой фашистские изверги расстреляли только в один день 15 октября 1941 года 620 человек ни в чём не повинных мирных жителей только по той причине, что они были евреями. В этом же овраге фашисты расстреляли 850 евреев, 35 цыган и 168 белорусов.

В Черикове за городской мельницей за два раза было уничтожено 300 человек еврейского населения.

Эти факты зверских убийств, однотипность их методов на всей оккупированной территории Могилёвской области ещё раз свидетельствует о том, что все они совершались по заранее разработанному плану, по определённой системе, которая предусматривала буквально все детали умерщвления людей.

Могилёвская областная Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их соучастников в 1944 году установила, что в г. Горки было уничтожено 2 200 человек, Белыничах — 884, Дрибине — 400, Климовичах — 800, д. Рясно — 600, д. Черневке — 600, Костюковичах — 382, Краснополье — 250, Мстиславле — 900, Чаусах — 624, Черикове — 300 советских граждан еврейской национальности.

Но несмотря на жестокость, обстановку всеобщего страха, находились люди, которые рискуя своей жизнью и жизнью своих близких, спасали евреев от фашистов. Ведь за укрывательство евреев грозил расстрел. Они протянули руку помощи наперекор страху не ради денег, не ради славы, а просто следовали велению своей души.

Могилевчане Сергей и Зинаида Шереметьевы и их сын Владимир все три года оккупации прятали в своём доме на Дебре соседа Пивоварова Зелика Марковича. Было специально оборудовано убежище под полом спальни, а также во дворе. Никто из соседей даже не догадывался о том, что в доме живёт посторонний человек.

Степан Кошняков спас еврейскую девочку Риту Фурман, которая убежала из гетто и пряталась на Воскресенском кладбище. Девочка жила в доме Кошнякова больше года.

Могилевчанка Надя Павлинкович спасла свою одноклассницу Любу Цирюльникову. Она, втайне от своих родителей, несколько дней прятала Любу на чердаке дома, но сильные морозы помешали дальнейшему укрывательству. Тогда Надя отдала своей подруге метрики и крестик, а затем вывела её из города в районе Печерска.

Еврейскую девочку Тамару Ползик спасла семья Ивана Кирилловича и Веры Алексеевны Перцевых из г. Чаусы. Девочка каждое лето приезжала в гости к бабушке из Ленинграда. Дом родственников оказался в зоне гетто. Когда колонну вывели на расстрел, один из охранников, знавший бабушку Тамары, обратился к ней: «Отдай мне девочку, она же русская». Бабушка обрадовалась — может внучка спасётся. На следующий день девочку забрали к себе соседи Перцевы. Два года она жила у них. Для неё были сделаны «русские» документы.

В городе Бобруйске Стефанида Ивановна Михолап и её дочь Галина спасли от расстрела Гиню Мац. Белявская Ефросинья Степановна и её сын Александр спасли 14-летнюю Маню Минц. Они полгода прятали её в погребе, а затем при первой же возможности переправили девочку в партизанский отряд.

Яловик Юлия и её сын Виктор спасли Брониславу Альтшулер, бежавшую из минского гетто к своей подруге в Бобруйск.

Неравнодушные к чужому горю люди, спасали евреев и в других районах области.

Жизнь расплескала людей по свету. Многие из спасённых, их дети и внуки проживают в настоящее время в Израиле, Германии, США, но всегда помнят о тех, кто спас им жизнь.

Слово «праведник» (человек, соблюдающий религиозные правила жизни) после Второй мировой войны получило ещё одно значение. Праведниками стали называть тех, кто, рискуя своей жизнью и жизнью своих родных, спасал евреев от верной гибели. Звание «Праведник Народов Мира» присваивает израильский Мемориальный музей памяти жертв и героев Катастрофы европейского еврейства «Яд Вашем», что переводится как Память и Имя.

Решение о присвоении звания «Праведник Народов Мира» было принято в Иерусалиме в 1963 году. Для присвоения звания Праведника «Яд Вашему» необходимо получить свидетельские показания самого спасённого. В случае, когда спасённого уже нет в живых, его показания могут заменить только архивные данные или документы времён Холокоста, подтверждающие факт спасения.

Праведникам вручается Диплом и Памятная медаль, на которой выгравированы слова из Талмуда: «Человек, спасший одну жизнь, спас всё человечество». Имя Праведников заносится на Стену Почёта в «Яд Вашеме» и высаживаются деревья на аллее Праведников Мемориала.

В случае, если заслуги Праведников оказываются признанными посмертно, награды передаются их ближайшим родственникам. Звание Праведника может быть присвоено посмертно, но не может быть передано по наследству.

В 2004 году в свет вышла книга «Праведники Народов Мира Беларуси». В книгу внесены 508 имён Праведников из всей республики и краткие истории спасения ими людей еврейской национальности.

Музей «Яд Вашем» до сих пор продолжает работу по поиску сведений о спасении евреев в годы Второй мировой войны.

Нина Сергеевна Скапцова,
архивист 1 категории
учреждения «Государственный
архив Могилевской области»
тел. 31 41 68

Ф. 260, оп. 1, д. 14, л. 40,
д. 15, л. 14, 25, 71-73, 84.
Ф. 306, оп. 1, д. 10, л. 1-10.

Адрес и режим работы

212030, г. Могилев, ул. Первомайская, д. 71 (Дом Советов).
Пн. — Пт. с 8:00 до 17:00
Перерыв: с 13:00 до 14:00
Посмотреть на карте

Контакты

+375 222 22-36-20 (факс)
+375 222 32-69-43
Email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (госорганов)